Холя Ногтей И Ондулянсион На Дому

«Одобавление дома» (на языке моды в советском обществе эпохи НЭПа на материале И. Ильфа и романа Е. Петрова «Двенадцать кафедр») Текст научной статьи по специальности лингвистика

Аннотация научной статьи по лингвистике, автора научной работы. Агеева Анастасия Владимировна

Эта статья посвящена исследованию особенностей функционирования словаря французского происхождения в русском обществе 1920-х годов. XX век. на материале произведения искусства. роман Не. Ильфа не Е. Петрова «Двенадцать стульев». Статья содержит лексико-тематические группы галлицизмов не изучает предпосылки тенденции к ограничению спектра функционирования словаря зарубежного языка на российском языке русского периода.

Похожие темы научных работ по лингвистике, автор научной работы. Агеева Анастасия Владимировна,

Ондуляция дома »(о лингвистической моде в Советском Союзе в эпоху НЭПа на материале романа« Двенадцать стульев »Ильи Ильфа и Евгения Петрова)

Статья посвящена исследованию функциональности лексики французского языка на российском языке в 1920-х годах основываясь на романа «Двенадцать стульев» Ильи Ильфа не Евгения Петрова. По тексту статьи исследуются лексико-тематические серии французских языков не предпосылки ограничения их ареала на российском языке русского времени.

Текст научной работы на тему «Ондулинский дом» (о языке в советском обществе эпохи НЭПа на материале И. Ильфа и романа «Петр Петров» «Двенадцать кафедр»)

«ОНДУЛЯНЫ НА ДОМЕ» (НА ЯЗЫКОВОЙ МОДЕЛИ В Русском ОБЩЕСТВЕ ЕПООЧИ НЕПА

О МАТЕРИАЛЕ РОМАНА I. ILF не Э. ПЕТРОВ «ДВЕНАДЦАТЫЕ СТУЛЬЯ»)

Эта статья посвящена исследованию особенностей функционирования словаря французского происхождения в русском обществе 1920-х годов. XX век. на материале произведения искусства. роман Не. Ильфа не Е. Петрова «Двенадцать стульев». Статья содержит лексико-тематические группы галлицизмов не изучает предпосылки тенденции к ограничению спектра функционирования словаря зарубежного языка на российском языке русского периода.

Статья посвящена исследованию функциональности лексики французского языка на российском языке в 1920-х годах основываясь на романа «Двенадцать стульев» Ильи Ильфа не Евгения Петрова. По тексту статьи исследуются лексико-тематические серии французских языков не предпосылки ограничения их ареала на российском языке русского времени.

Ключевики: зарубежная лексика, галлицизм, языковая мода, пуризм.

Ключевики: зарубежная лексика, францизмы, лингвистическая мода, пуризм.

Нелингвистический не взятый словарный припас. особенная глава в мире российского литературного языка. Подобна нефти всегда находится в зоне насыщенного внимания переводчиков, публичных деятелей, филологов, критиков не поэтов. В различные периоды развития российского литературного языка оценка проникания зарубежной лексики туда не была конкретной. Сейчас, из-за активизации процесса заимствования, Вы, также усиливаются механизмы противодействия ему. Таким макаром, в петровскую эру. эру насыщенных языковых контактов с европейскими странами, когда существенное количество зарубежных слов поступало на российский язык, требовалось писать «как можно более разумно», не злоупотребляя нерусскими словами. М. В. Ломоносов, развивая «теорию 3-х спокойствий», разбивая российский словарь на три группы, также не оставлял места для заимствования из неславянских языков. Создавая научную терминологию российского языка, Ломоносов стремился отыскать в языковых эквивалентах зарубежные определения, при искусственно перенося их на язык науки.

Полное отрицание заимствований, как все знают, является исчерпающей чертой процесса лингвистического пуризма, который в достаточной степени интенсивно работал в различное время на различных языках. В мире российского языка

© Агеева А.В., 2012

пуризм был в особенности ярко выражен в XVIII веке: известные люди, писатели, критики, даже правящие люди учавствовали в обсуждениях о возникновении, использовании не судьбе }учебника слова. Как вы понимаете, на страничках журналов печатные слова, не рекомендованные для использования, не языковая политика отказа от заимствования формально, при вызывали создание искусственных, даже уродливых подстановок (обширно узнаваемых: эгоизм. самость, качество, гримаса. рожекорча, фортепиано. тихий, бульвар. гульбище) [1].

Но уже в XIX веке. смещение акцентов. Представители школы Карамзина, юные поэты, литературные критики открывают битву за внедрение лексических заимствований на русской земле. Принятие заимствования как средства обогащения российского языка отражает позицию открытости к европейской культуре, что согласуется с общей тенденцией к европеизации русского общества.

В таком вопросе же XIX веке. из-за с галоманией светского общества, заимствование с французского языка становится очень пользующимся популярностью. Ю. С. Сорокин, говоря об источнике заимствования лексики на российском языке, отмечает: «Заимствование с других живых европейских языков тогда должно считаться более ограниченным. 2-ое не третье место, после французского, занимают британский не германский языки по теории количества заимствований, но полное количество слов, взятых из обоих этих языков, несравненно меньше слов, взятых у французов »[3.5].

Посреди их. слова домашнего предназначения: костюмчик, корсаж, куртка, мебель, кабинет, бульон, прислужник; военные условия: авангард, флот, эскадра. Некие определения из области искусства всходят к французскому языку: пьеса, мизансцена, театр, пейзаж, па, суппер, режиссер. Подобные слова стали атрибутом российского языка, как не столько взятых имен, да и дополнительно самих реалий, которые обогатили культурную жизнь Рф. Другая. достаточно значимая группа слов. не укоренилась на русской земле. Это устаревшие не исторические наименования понятий великодушного этикета: плезир, полит, рандеву, реверанс.

Начало 20-го века, отмеченное широким диапазоном общественно-политических преобразований, стало самым «трудных» периодов для лексикона зарубежного языка в мире российского литературного языка.

P90DL Tesla Review

— Ви сможете отримати необмежену надвисоку винагороду та знижку на 1000 доларів при придбанні вашої моделі Tesla S або X

Роман «Двенадцать стульев», избранный как материал для произведения, представляет нам широкую панораму российского лексикона 1920-х годов. можно именовать древностью. Некие ученые отмечают, что к середине 20-го века поток заимствований на российском языке резко сокращается. Л. П. Крысин отметил

А. В. Агеева. «Ондулинский дом».

«Это нередко ассоциируется с кое-чем идеологически как еще его именуют духовно чуждым, даже агрессивным, как это было, крапива, в нижней части 1940-х годов в свое время схватки} снежками против прелюбодеяния перед Западом» [3]. С нашей точки зрения, Этот расхожий слух процесс начался еще лет 30, к примеру, сходу после Октябрьской революции не к 1940-м годам. XX век. достигнул собственного апогея. На хоть какой начальный язык эта цитата не имеет права применяться с таковой точностью, как по-французски.

Словарь французского происхождения представлен в романе только несколькими направленными на определенную тематику группами, более важными где являются:

1) Мебель / при помощи арок: гарнитура, царская (царская), ламе, табурет, бюро, гардероб, шиффонье, коза (от предпосылки), трюмо, диванчик, ваза, сияние, прикус (из заглавие области Аубуссон), гобелен, этагере, портье), панель (от французского панно), пуф (пуф).

— Ипполит,. повторила теща,. ты помнишь нашу гостиную?

Он ясно вспомнил о гостиной в собственном коттедже, древнем карем пианино.

Они тормознули на стуле, который стоял меж терракотовой лампой не камином.

Взято с Ангелова 18 декабря 1918 года: рояль Беккер К 97012, табурет к нему мягенький, два кабинета, шкафы четыре (два дорогих пород), гардероб один не т. Д. Не кому дано. Мы смотрим на книжку рассредотачивания. Такое же число составляет 82 742. Беря во внимание. Шифонир в домике, гардероб три штуки. в детской школе-интернате «Ларк». Не дополнительный гардероб. в личном распоряжении секретаря Starprodkombub. Не куда вышло фортепиано? Рояль отправился в последующей дом. И на данный момент там есть пианино.

Диванчик, дюжина стульев не круглый стол около 6 ног.

Тут есть пианино, различные козы, туалетный столик, стулья, диваны, тахты, люстры.

Royal Becker e 54,809, китайские вазы, маркированные 4-мя, фабрика французского Севра, ковры восьми размеров различных размеров, гобелены Шеперда, гобелены Шеперд, набор из 12-ти кроватей, столовая с шестнадцатью сиденьями, набор для гостиной. четырнадцать сидения, гайки, мастерские работы Gambs.

Матрас ненасытен. Он просит жертвы. Ему нужна полка. Спаривание с пружинами просит штор, штор не кухонной утвари.

В столовой, отделанной дубовой панелью, они не глядят на восхитительную нить [4].

5) Мода: жилет, пальто, костюмчик, пенсне, джакет, корсет, главный герой пьесы Э. Ростана), штаны (келеон).

Через 5 минут Ипполит Матвеевич носил майку-лютни, усеянную малеханькой серебряной звездой, не переливающуюся люстру.

У него даже не оставалось пальто. Юноша вошел в город в зеленоватом талии.

В пятницу 15 апреля 1927 года Ипполит Матвеевич, как обычно, пробудился в половине седьмого не сразу положил нос в старомодный пенсне с золотым луком.

Женщина в длинноватой куртке, обтянутой блестящей темной тесьмой, шепнула в отношениях с мужиком не, согреваясь от стыда, стала медлительно перебегать к Ипполиту Матвеевичу.

«И вырос всюду собственном чудесном росте, обычно выкатил грудь (когда-то шил корсет). Толстые желтоватые лучи солнца лежали на его плечах, как эполеты.

Ее голова была в кепке с насыщенным абрикосовым цветом, что было неким образом в определенном году, когда дамы носили «chantecler».

Почти все казалось Ипполиту Матвеевичу: не оранжевые восхитительно дорогие штаны, не прислужник лояльности, не вероятная поездка в Канны [5].

3) Косметика не парфюмерия: vezhetal (из французского végétal. овощ), ондуляция (от французской ондуляции. волнистость, извилистость), крем (крем), порошок (пудре), парфюмерная косметика, флакон (флакон).

В уездном городке N было настолько не мало парикмахерских учреждений не похоронных бюро шествия, что казалось, что обитатели городка родились только для бритья, обрезать волосы, освежить головы вуалью не немедля умереть.

Дальше, «Круговой мастер Пьер не Константин» пообещал своим потребителям «гвоздь ногтей» не «ondulansion у себя дома».

.«Крем Ango, противотан не веснушки дает исключительную белизну коже».

Но невестка пожарного мастера востребовала «порошок Рашель, золотой цвет».

.Борьба с такими обратными продуктами парфюмерии длилась полчаса.

Ипполит Матвеевич повернул в руки квадратную бутылку «Титаника». [6]

4) Предметы роскоши: подвеска (от фритта), бриллиант (из франков блестящий), браслет, фермуар, колье, диадема (диадема).

-. Бриллиантовый кулон. Потом пошли кольцо: не обручальные кольца, толстые, глуповатые не дешевенькие, не тонкие, светлые, с паяными в

их незапятнанные, промытые бриллианты; браслеты в виде змей с изумрудными чешуйками; застежка, на какой} {занимается ушел сбор пятисот десатианов; жемчужное колье, которое бы на плече только известной опереттовой чуде; венцом всего была 40 тысячная диадема [7].

Дополнительно к специальной терминологии существует огромное количество нередко применяемых слов из числа галлицизмов, применяемых в речи персонажей в романе не в комментах создателя:

— Bonjour! пел Ипполит Матвеевич для себя, снимая ноги с кровати.

Он морщил лицо не произнес раздельно:

— Ничего не случится, маман. Вы уже заплатили за воду?

Слово «сон» было произнесено с французской прокламацией.

. Отец Федор Востриков в полном волнении покинул дом Ва-Робянинова. не, невзирая на почетное достоинство не средние годы, он оставил путь ветреным полугало.

— Люди, это, люди,. гневно согласилась моя мама,. как, по иллюзиям, платит алименты.

Колбаса содержала совокупно 20 золотых 10-ов. нашему клиенту остается, что осталось от коммерческих приключений отца Федора.

. конкретный темный цвет по сей день доминировал над центром площади, но по бокам он был выровнен с той же травяной бахромой.

Это ваш интимный роман с бывшим сотрудником.

— Я должен предупредить вас, девченка, что я не беру наименее пятидесяти копеек на сеанс,. произнесла хозяйка.

Что это, товарищи, дебют не какая мысль, товарищи?

— Извините, извините, извините,. ответил гроссмейстер,. после лекции я малость утомился.

— И, ты думаешь, я украл их у тебя? инженер бурлит Украл? Вы слышите, Мусик! Это некий шантаж! [8]

Е. В. Маринова отмечает, что «в русские годы отношение к зарубежному языку формировалось в контексте официальной идеологии враждебности относительно к западному виду жизни» [9]. Официальная политика отказа от заимствования. идейный пуризм. станет несколько позднее. к началу 1930-х годов. В описанном

эра в разгар нэпа, призванная стабилизировать экономику страны из-за использования рынка, разных форм принадлежности не вербования зарубежного капитала. Зубы отсутствуют, зарубежная лексика подойдет в области моды, когда, посреди интеллигенции.

Если вести разговор о галлицизмах, в романе они приемущественно употребляются Ипполит Матвеевич Воробьянинов, Лена Станиславовна Бур, мадам Петухова. короче говоря, те персонажи, для которых как нефть была знакома не всераспространена в прошлой жизни. Нередко они находятся в речах тех героев, имеющие некие «претензии», при безосновательные, к принадлежности к образованному классу, к высокому обществу: Остап Бендер, инженер Брунс, вдова Грицацуева. Фактически не встречаются в лексиконе «простых русских граждан»: Щукин, Лиза не Коля, Изнуренков, Авдотьев.

Не поэтому Остап уместно принуждает Воробьянинова вспомнить гимназический курс французского языка, написав бессмертную фразу «Месье, а не журнальчики журнала», чтоб попросить милостыню, утверждая, что последний является «бывшим членом Гос Думы» от фракции кадетов ». В память о большинстве русских людей сих пор французский язык. это язык дворянства, язык интеллигенции.

Язык. это не будущее, а прошедшее. Необыкновенный знак «старого режима». эра, к в какой требуется принадлежали не наборы орехов, не алмазные застежки, не лунные жилеты в малеханькой звезде.

1. Габдриева Н. В. История французской лексики в российском синхронном переводе. Издание 2-й, исправлено. не дополнительные. M.: URSS, 2011.

4.5. Сорокин Ю.В. С. Развитие словарного припаса российского литературного языка: 30-90-е годы XIX века. M.; L.: Science, 1965.

3. Крысин Л.П. О российском языке нашего времени // Меняющийся языковой мир. Пермь, 2002.

4. Ильф Не.А., Петров Е.П. Двенадцать стульев: роман. М.: Просвещение, 1987.

9. Маринова Е. В. Зарубежный словарь современного российского языка: Учебник. пособие. М.: Флинт: Наука, 2012.

Copyright © . All Rights Reserved | | Правообладателям | Каталог | RSS